Мы знакомимся с ростовыми

Мысль семейная в романе Л.Н. Толстого «Война и мир». Сочинения, Архив

Сегодня мы знакомимся с семейными гнёздами главных героев: Ростовыми; Безуховыми, Курагиными, Болконскими, побываем в гостях у этих семей. Первый раз семья Ростовых встречается на именинах графини. Николенька, сын князя Андрея. Маленьким мальчиком видим мы его в эпилоге С князем Андреем Болконским мы знакомимся уже на первых страницах романа. Например, семьи Курагиных, семьи Болконских, Ростовых. Семьи, как и герои С семьей Ростовых мы знакомимся на именинах Наташи. Как сильно.

«Жизнь сердца» Ростовых и «жизнь ума» Болконских - презентация онлайн

Вот что привлекает в ней Николая, а вовсе не ее богатство. Милая и непосредственная Наташа Ростова — любимая героиня Толстого. За ее внешней некрасивостью — богатый внутренний мир. Наташа восхищена красотой ночи в Отрадном, она счастлива в простом доме у дядюшки, счастлива на своем первом балу. Потеряв князя Андрея, страдает, и готова все ему простить, лишь бы вернуть возлюбленного. В эпилоге Наташа и Пьер Безухов создают новую семью.

И я думаю, что здесь будут такие же принципы воспитания детей, как и в доме Ростовых. Читателям безумно жаль столь рано погибшего Петю Ростова, столь же милого и непосредственного, как его брат и сестра. Петя живет по принципу любви ко всем людям, окружающим его, и эта бесконечная любовь — из его семьи. Война приносит горе в любой дом, и очень жаль семью Ростовых, потерявших самого младшего и любимого сына.

Андрей и Марья Болконские очень схожи с Ростовыми. Андрею тесно в мире пустых сплетен, он мечтает вырваться из него на войну. Конечно же, Андрея нельзя считать только положительным героем. И ему присуще честолюбие, и он мечтает о славе. Однако, пройдя через жизненные испытания, герой преображается, становится другим.

И теперь его жизненный принцип — жить для людей, быть полезным. Его сестра княжна Марья — образец для подражания. Для нее жизнь — это самопожертвование. Марья получила хорошее образование, у нее богатый внутренний мир.

Она очень религиозна, строит свою жизнь по библейским заповедям. Марья очень любит своего отца и живет с ним в Лысых Горах, несмотря на то, что могла бы стать светской дамой Петербурга. Она искренне любит свою невестку, и после ее смерти заменяет сыну Андрея мать. Для нее страшно известие о смерти брата, и его она так же самоотверженно любит, как и остальных близких.

Ему хотелось сломать что-нибудь. Он оттолкнул лакеев и потянул раму, но рама не сдавалась. Пьер взялся за перекладины, потянул и с треском выворотип дубовую раму. Долохов с бутылкой рома в руке вскочил на окно. Держу пари на пятьдесят империалов, хотите на сто?

Анатоль повернулся к англичанину и, взяв его за пуговицу фрака и сверху глядя на него англичанин был мал ростомначал по-английски повторять ему условия пари. Если кто сделает то же, то я плачу сто империалов.

Англичанин кивнул головой, не давая никак разуметь, намерен ли он или нет принять это новое пари. Анатоль не отпускал англичанина и, несмотря на то что тот, кивая, давал знать что он всё понял, Анатоль переводил ему слова Долохова по-английски. Молодой худощавый мальчик, лейб-гусар, проигравшийся в этот вечер, взлез на окно, высунулся и посмотрел.

Поставив бутылку на подоконник, чтобы было удобно достать ее, Долохов осторожно и тихо полез в окно. Спустив ноги и расперевшись обеими руками в края окна, он примерился, уселся, опустил руки, подвинулся направо, налево и достал бутылку.

Анатоль принес две свечки и поставил их на подоконник, хотя было уже совсем светло. Спина Долохова в белой рубашке и курчавая голова его были освещены с обеих сторон. Все столпились у окна. Пьер улыбался и ничего не. Один из присутствующих, постарше других, с испуганным и сердитым лицом, вдруг продвинулся вперед и хотел схватить Долохова за рубашку.

Долохов обернулся, поправляясь и опять расперевшись руками. Один из лакеев, начавший подбирать стекла, остановился в согнутом положении, не спуская глаз с окна и спины Долохова. Анатоль стоял прямо, разинув. Англичанин, выпятив вперед губы, смотрел сбоку.

Княжне Марье, как это уже отмечалось, в начале романа двадцать лет. Возраст Элен не уточняется, однако он заведомо ограничен сверху возрастом ее старшего брата. Причем в г. Анатолю было 28 лет. Он был в полном блеске своей силы и красоты. Таким образом, в начале романа Анатолю двадцать два года, его другу Долохову - двадцать пять, Пьеру - двадцать. Элен не больше двадцати одного.

Более того, ей, вероятно, не больше девятнадцати, потому что по неписаным законам того времени она не должна быть старше Пьера. Тот факт, например, что Жюли старше Бориса, подчеркивается особо. Итак, сцена, в которой светская львица Элен пытается свести с пути истинного юную Наташу Ростову, выглядит совершенно комически, если учесть, что Наташе в этот момент двадцать лет, а Элен двадцать четыре, то есть они, на самом деле, принадлежат к одной возрастной категории.

Ранняя версия проясняет нам также и возраст Бориса: Эти соображения относятся к осени г. Первоначально Жюли, судя по всему, отводилась в романе роль более симпатичной героини: Высокая, полная с гордым видом дама с миловидною дочкой, шумя платьями, вошли в гостиную. Эта миловидная дочка - Жюли Карагина, которая мыслилась сначала моложе и привлекательней. Однако в г. Жюли Ахросимова так ее первоначально зовут будет уже тем "бесполым" существом, каким мы ее знаем по окончательной версии.

Долохов в первом варианте романа выигрывает у Николая не сорок три, а только сорок две тысячи. Возрасты Наташи и Сони даются несколько. Так, в начале года Наташа говорит: Мне пятнадцатый год, уж бабушка в мою пору замуж вышла.

Наташе минуло 15 лет и она очень похорошела в это лето. Он сказал эти простые слова, прямо глядя в прекрасные глаза этой летней девочки. Такое количество возрастных вхождений позволяет установить, что Наташа родилась осенью г. Таким образом, на своем первом балу она блещет в восемнадцать, а отнюдь не в шестнадцать лет. Чтобы сделать моложе Наташу, Толстой меняет заодно и возраст Сони. Так, в конце г. Соне был уже двадцатый год. Она уже остановилась хорошеть, ничего не обещала больше того, что в ней было, но и этого было достаточно.

На самом деле, двадцатый год в этот момент Наташе, а Соня, по крайней мере, на полтора года старше. В отличие от многих других героев, князь Андрей не имеет точного возраста в первой версии романа. Вместо хрестоматийного тридцати одного года ему около тридцати лет. Разумеется, точность и прямота ранней версии романа не может служить "официальной разгадкой" возрастных сдвигов, поскольку мы не имеем права считать, что Наташа и Пьер первого издания это те же самые герои, что Наташа и Пьер в окончательном варианте романа.

Меняя возрастную характеристику героя, автор отчасти меняет и самого героя. Тем не менее ранняя версия романа позволяет нам проверить точность расчетов, сделанных по окончательному тексту, и убедиться, что эти расчеты верны. Ряшенцев Традиция старить пожилых персонажей по сравнению с молодыми уходит своими корнями в глубь веков. В этом смысле, ничего нового Толстой не изобрел. Расчеты показывают, что коэффициент "старения от возраста" в романе равен 0. Гораздо интереснее, как Толстой подает возрасты своих героев, как он их по шкале "молодые - старые" оценивает.

Начнем с самого начала. До десяти лет Лев Николаевич Толстой очень любил детей. Бывало приведут ему полную горницу. Шагу ступить некуда, а он все кричит: Хармс Хармс, безусловно, прав. Персонажей младенческого возраста в романе множество. Общим для них является, пожалуй, то, что они не кажутся самостоятельными единицами, наделенными своими проблемами и переживаниями.

Возраст до десяти лет является как бы сигналом того, что герой будет, по сути, маленьким рупором для автора. Дети в романе видят мир удивительно тонко и правильно, они занимаются систематическим "остранением" окружающей обстановки.

Они, не испорченные бременем цивилизации, успешнее взрослых решают их моральные проблемы и при этом как бы начисто лишены разума. Поэтому столь юные персонажи, число которых к финалу вырастет до невероятных пределов, смотрятся весьма искусственно: Через пять минут маленькая черноглазая трехлетняя Наташа, любимица отца, узнав от брата, что папенька спит в маленькой диванной, не замеченная матерью, побежала к отцу Николай обернулся с умиленной улыбкой на лице.

Такой вот назидательный маленький персонаж. А вот следующий - немного постарше: Одна только внучка Андрея, Малаша, шестилетняя девочка, которой светлейший, приласкав ее, дал за чаем кусок сахара, оставалась на печи в большой избе Ей казалось, что дело было только в личной борьбе между "дедушкой" и "длиннополым", как она называла Бенингсена.

Последний по возрасту персонаж, проявляющий признаки такого же "детски-бессознательного" поведения, как все малолетние персонажи Толстого, - вечно шестнадцатилетняя Наташа Ростова: В середине сцены сидели девицы в красных корсажах и белых юбках.

Все они пели что-то. Когда они кончили свою песню, девица в белом подошла к будочке суфлера, и к ней подошел мужчина в шелковых в обтяжку панталонах на толстых ногах, с пером и кинжалом и стал петь и разводить руками После деревни и в том серьезном настроении, в котором находилась Наташа, все это было дико и удивительно.

Итак, Наташа видит мир тем же самым детским неразумным образом. Не по возрасту же взрослые дети смотрятся как юные старики. Стремясь к глобальности, автор "Войны и мира" теряет мелочи, индивидуальность младенцев, например, дети у Льва Николаевича идут не штучно, а в комплекте: За столом были мать, жившая при ней старушка Белова, жена, трое детей, гувернантка, гувернер, племянник со своим гувернером, Соня, Денисов, Наташа, ее трое детей, их гувернантка и старичок Михаил Иванович, архитектор князя, живший в Лысых Горах на покое.

Индивидуальность в этом перечислении полагается всем, даже старушке Беловой, которую мы встречаем в первый и в последний.

«Жизнь сердца» Ростовых и «жизнь ума» Болконских

Даже гувернер, и гувернантка, и еще гувернер не сливаются в обобщающее понятие "гувернеры". И только дети, бесполые и безликие, идут скопом.

Хармсу было что пародировать. До двадцати Первые "признаки жизни" подает уже девятилетний Петя: Петя действительно уже не ребенок, а, скорее, подросток. Возрастное пространство от десяти до двадцати лет у Толстого наиболее насыщено и делится даже на отдельные подпространства. В этом возрасте у героя определяется пол до и отчасти после герои "бесполы" ; полярность в младенчестве они все положительные, отрицательным героям детства не полагается вовсе ; в этом возрасте герой станет военным или штатским; в этом возрасте, наконец, решается, будет ли вообще у героя возраст или не будет, то есть включать для него хронометр или.

В некоторых случаях отрицательных героев в этот романтический возрастной промежуток не впускают, а положительных, соответственно, не выпускают за его пределы. Черноглазая, с большим ртом, некрасивая, но живая девочка, с своими открытыми плечиками, выскочившими из корсажа от быстрого бега, с своими сбившимися назад черными кудрями, тоненькими оголенными руками и маленькими ножками в кружевных панталончиках и открытых башмачках, была в том милом возрасте, когда девочка уже не ребенок, а ребенок еще не девушка.

Однако в памяти еще живо то время, когда этот возраст считался вполне взрослым: Возраст тринадцать-пятнадцать лет изобилует стереотипами "первая любовь - первый поцелуй": Так смотрят именно девочки тринадцати лет, иногда пятнадцати, ни в коем случае не семнадцати, о чем позже. В пятнадцать лет у героинь Толстого закладывается не только пол, но и полярность. Взять, например, Соню в пятнадцать лет: К шестнадцати годам формирование благополучно завершится: Соне минуло уже шестнадцать лет, и она была очень красива Положительные юноши, подобно своим сестрам, тоже непременно проходят через этот благотворный период: Петя был теперь красивый румяный пятнадцатилетний мальчик.

Николенька был теперь пятнадцатилетний умный мальчик. Вообще же три стадии формирования взрослого героя наглядно показаны в следующем отрывке: